• Отметить все форумы как прочтённые
  • Проповедь в Аляухово 28.01.2018. Кого дает Бог в мужья/жены

    Подборка проповедей о.Алексия Гомонова на воскресных молебнах Петру и Февронии

    Проповедь в Аляухово 28.01.2018. Кого дает Бог в мужья/жены

    Сообщение Лия Ковалева » 03 фев 2018, 23:32

    Христиане, конечно, живут под законом, сводом законов государственных. Мы с вами - под сводом законов российского государства, будущей империи. Но более мы живем, более ответственны, живя под законом Божьим, законом Евангельским. И, не понимая этого, мы никогда не будем счастливы по-настоящему. И стараясь быть усердными исполнителями заповедей закона Божьего, мы с Вами, вообщем-то, жизнь проводим зря. Цель человеческой жизни – вызреть из жизни следующей, жизни необъятной, бесконечной, вечной, до Царствия Небесного.
    И супружество помогает этой задаче. Если я живу нерадиво по-христиански, Бог мне не помощник. Он, как мудрый отец, пожелает наказать меня, пожелает того, чтобы я исправил свою жизнь. То есть очень сильно пожелает жить строго по заповедям Божьим. И тогда пойдет мне навстречу, начнет исполнять мои молитвы. В частности, молим и не получаем помощи в жизни супружеской. Нет ее. Образовав семью, не имеем мира в семье, семьи распадаются. Кто виноват? Плохие молитвенницы? Скорее всего, мы плохо молимся.
    Но, прежде всего, мы плохие христиане. Мы позволяем себе гневить Бога. Своим неисполнением его закона Евангельского, его заповеди навлекаем на себя гнев его. И он пытается нас вразумить, дотрагивается, как любящий Отец, надеющийся на исправление сына, Бог дотрагивается до самого чувствительного нашего места. У сына, в прямом смысле, это ниже пояса, когда у отца в руках хворостина.
    А что же у нас самое чувствительное место? Это то, о чем мы просим. И Господь, желая нас наказать, не дает. Хоть ты «изойди» весь на коленях, «изъелозь» в молитве: «Господи, дай-дай-дай супружеское счастье». И так как ты этого очень сильно просишь, это твое чувствительное место. Вот до него Господь и будет дотрагиваться. Не давать. «Исправься, сын, исправься. В целом, исправь свою жизнь передо мной, перед Отцом твоим Небесным, а потом проси».
    А что будет если Господь сразу даст нам, неисправным, просимое? Посмотрим, что получится на примере теоретическом. Я неуживчив, я своевольный, я гордо-непокорный, я человек непостоянный в своих настроениях, для меня Бог имеет значение иногда, когда что-то у него надо попросить. И то, что ты пытаешься сначала своими бицепсами решить, своим могучим потенциалом разума, своими знакомствами, своими деньгами. «Я сначала постараюсь этим решить свою проблему, а уж когда не получится, тогда приду к Богу, как в последнюю инстанцию».
    И вот такой неисправный перед Богом человек, не Богочтец, как мы говорим, не почитает Бога, вдруг получит. Просит-просит, надоело ему быть одному, попросит супружеское счастье. Что будет? Так он мучил себя, не почитая Бога, точнее не уготавливал свою душу для жизни спасительной, жизни вечной, жизни за гробом. Ведь вся жизнь дается нам в подготовку, вся наша жизнь состоит из напряжений и некоторой передышки. Эти напряжения дает нам Господь и там, и там, и там в жизни, что потерпеть, где потрудиться, где попробовав, опять же, своими бицепсами, своими знакомствами, своими деньгами, своим потенциалом ума, своим жизненным опытом. Опытом аксакала, но не христианским, имеется в виду. Попробовав и не получив, мы снова прибежим с запозданием к Богу. И эти не бесконечные, не непрерывные от Бога, так сказать, мастер-классы, эти уроки, экзамены, которые мы должны сдавать в жизни, дают передышки нам.
    Но мы должны правильно понимать, почему все это дается. Только для того, чтобы ближе придвинуться к Богу. Его в первую очередь иметь в виду, потому что «от него зависит мое настоящее и, что самое главное, будущее». Не наладив с ним отношения, не приготовив свою душу к жизни с Богом, как было сказано, «я проживаю зря».
    Мне нравится загорать на пляже или с друзьями весело проводить время на лужайке под солнцем. Нравится. Это нормально. Но, если меня поставят на поверхность солнца. При том, что мне нравилось на расстоянии, от солнца до Земли какое расстояние, под солнышком загорать на пляжике, и с друзьями попивать винцо, и шашлычок кушать под солнцем. На поверхности солнца мне будет как? Невыносимо. Хотя я люблю солнце и предпочитаю солнечный день, чем пасмурный.
    Господа называет Церковь - Солнце Умное. Ум – это здесь, этот тот самый сгусток энергии, в котором, собственно, весь я, который прилепился к разуму. Разум – это компьютер, это функция биокомпьютера, мозг. И к нему прилепился ум. А у Адама и Евы он был в сердце. То есть ум – это орган человеческий, энергетический орган общения с Богом. Только для этого. Разум дан человеку для ориентации в мире чувственном, в мире вещественном, в мире Земном. Так они должны решать каждый свою задачу: ум ориентируется в божественном пространстве, относительно Бога, его реальности, ангелов, святых, демонов, Церкви с ее законами, образующими ограду; разум ориентируется по высоте, по ширине, по глубине, по времени. И так они друг другу помогают, оба, точнее, помогают человеку двухсоставному, состоящему из тела и души, суть ангельская – души, помогают ориентироваться двухсоставному человеку в этом мире. Где совмещены мир вещественный, чувственный с миром духовным. Итак, ум у меня здесь, для общения с Богом.
    И Солнце Умное – это Христос. Источник. Он дал мне пуп, от него зависит жизнь каждого из нас. Слепил человек Господь, мы знаем, из персти земной, из глины и вдунул туда свое дыхание, душу живую. Часть Бога в нас – душа живая. Потом она искажает свое назначение, и становится пресмыкающимся телом. Поэтому дух, сосредоточие души в сердце, там и должен работать наш ум, опустившись вниз. И там должен молиться, очищая душу, осматривая пространство, приспособившись к духовному зрению.
    Речь о другом. Христос – Умное Солнце. Солнце. И здесь, в храме мы как-то себя ощущаем. Одним тяжело, «скорей бы все кончилось», вздохнет за пределами храма, некоторые закурят: «Какая долгая служба, какая долгая проповедь непонятная. Господь здесь с нами как бы в некотором отдалении. А когда он в нем, то перед нами встанет две реальности. Либо жизнь с Богом вплотную, лицом к лицу. Если Бог – Умное Солнце - здесь на отдалении, там на поверхности солнца, вблизи солнца, как бы на поверхности. Или другая реальность – жизнь без Бога, ад. Туда никто не хочет. Каждый догадывается, прочему туда не хочет. Жизнь без Бога. Навсегда без Бога. Навсегда. Где соберется все, противное Богу. Такой отвал, помойка, где будет копошиться все, что не уничтожимо: души человеческие не уничтожимы, демоны не уничтожимы, однажды сотворенные. Они там будут копошиться, копошиться, мучить друг друга.
    Итак, я хочу не в этом копошиться. В подземелье, в аду. Я захочу - во второй реальности, третьей нет. Третья только у католиков - предбанник рая. Я захочу быть с Богом, это все равно что на поверхности солнца. Я должен привыкнуть к жизни на поверхности солнца. А для того, чтобы привыкнуть к жизни на поверхности солнца, Господь дает мне прививку. Благодать Святого Духа. Причастие. И атмосферу храма. Я должен привыкнуть к атмосфере храма, не просто пустого храма. «Да, я люблю прийти поставить свечки, посидеть, подремать здесь, о чем-то попросить Бога через иконы». Самое главное это, когда Богослужение в храме. И самое главное, когда Литургия. Литургия – это означает общее дело. Да, общее друг с другом, прихожан, священника...
    Всенощное - это тоже общее дело. И Молебен – это тоже общее дело - все вместе. Литургия – это общее с Господом Иисусом Христом. Вся полнота Церкви, Господь Воскресший, Ангелы, Архангелы, люди, Святые – все-все в единении только на Литургии. Эта полнота. То есть мы должны полюбить Литургию, сделать ее главным делом своей жизни. И Господь дал нам заповедь, поставил нам в обязанности Литургию. Шесть дней работай, седьмой день святи. Понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота - шесть дней - работай, трудись, отдыхай, наслаждайся, люби - все прочее, прочее, прочее. Седьмой день воскресный - Литургия. Есть Литургия в понедельник или во вторник. Есть храм, где каждый день служат, и можно выбрать Литургию в среду, допустим, когда мне удобно. Воскресная Литургия – самая главная. Кто почитает воскресшего Господа, то и будет воскрешен Господом после смерти для жизни со Святыми с ним. Самая главная – воскресная Литургия.
    Полюбить Литургию, пройдя через понуждение себя, выдержать это ломание, эту кажущуюся духоту, это «непонятно, что здесь делает, какой-то язык непонятный». Все это потом по мере очищения, в покаянии, по мере Причастия, по мере Воцерковления станет все более-более для нас понятно, а потом уже и желанно. То есть нужно преодолеть это отчуждение человека от Литургии, от Бога вообще, от храма и от Литургии, в частности. И причащаясь, и Литургия от Литургии, приучаясь быть частью общего дела, Царства Божьего на земле, Литургия – это Царствие Божье, спускающееся на землю. Мы приучаемся жить в Царстве Небесном, которое на небесах.
    Итак, зря живешь, человечище, решая важные задачи, в плане научно-технического прогресса, в плане экономики, получишь прекрасную семью, нарожаешь много детей, но все это если не способствует все более и более привыканию к Богу, храму, к Литургии, все эти важные открытия, дела, все твои заслуги, все мимо, мимо, мимо. Твоим именем назовут звезду, континент, откроют какой-нибудь микроб и назовут твоим именем. Или ты наконец-то придумаешь Перпетуум мобиле, вечный двигатель, все скажут: «Считали, что это невозможно, а Иванов открыл. Теперь закопаем все источники ядерной энергии, у всех будет в кармане Перпетуум мобиле. Начиная от электробритвы и кончая электроавтомобилем. Все будет у каждого в безопасности и под рукой. И такой изобретатель Перпетуум мобиле когда-то же умрет со своим этим изобретением в кармане. Оно останется на земле, а он не сможет жить на поверхности Солнца. Он не сможет жить вблизи Бога. Потому что ему в храме было тошновато, он выходил из конца, туда-сюда, он как бы в храме, туда-сюда ходит, или сидит дремлет в углу, объясняет себе, что «я очень устаю».
    Пойми, человечище, я уверен, что, если ты выспишься как следует, допустим, уйдешь в отпуск, ты даже «выспанный» будешь спать на проповеди. Потому что во время проповеди особо приближается к людям Бог. Или, когда запоют «Иже херувимы», или вынесут чашу для Причастия, ты особо близок к Богу, ты будешь клониться ко сну и не понимать: «Я же выспался! Почему меня тянет в сон?». Потому что ты позволил себе, духу сонливости, духу расслабляющему, духу, как облако накрывающем тебя, чтоб только меньше понимал, меньше привыкал к Богослужению, меньше общался с Богом, и ты с этим соглашался: «Я устаю, жизнь такая сложная». И позволял себе сдаваться, дремать, сопеть и даже храпеть в храме, как некоторые храпят во время проповеди.
    И возвращаясь к семейной жизни, семейная жизнь дается человеку в помощь для достижения этой цели. Стать частью общего дела, стать частью Литургии, приучить себя к небесным реалиям здесь, еще живя в теле душой, на земле, сделать себя к концу жизни, семейная жизнь для этого и существует, христианская семейная жизнь, сделать себя способным для жизни, в целом, в Царствии Небесном. Которое сейчас видится для большинства людей, как некоторая фантазия, как некоторое допущение, какое-то литературное такое, странное.
    К чему я? Человек просит половину. Молится, молится Петру и Февронье: «Петр и Февронья, дайте половинку. Не могу без половинки. Хочу выйти замуж/жениться только по воле Божьей». Господь говорит: «Пожалуйста». И дает. По молитвам, конечно, нашим Петру и Февронье. А Петр и Февронья в свою очередь молят Бога. И по этой совокупной молитве Господь дает: «Пожалуйста». Начал дружить, немножко привыкли, хорошо. На расстоянии вытянутой руки, по воле Божьей, по благословению. Привыкли, появилось уже какое-то чувство родства, все такое прочее, вначале было неожиданно, начали жить. А тут и начало вылезать, после Венчания, естественно. До Венчания не живем, нет. Если хотим, все по воле Божьей, чтоб не зря проходил ни один день земной жизни этого мастер-класса непрерывного по подготовке к жизни на Небесах.
    И вот начинает Господь меня, получившего прежде времени, не исправившего свою жизнь, начинает учить меня, обтачивать на токарном станочке средствами супружеской жизни. «Я слышал, что жена убоится мужа своего, а жена не боится меня и пытается быть тем самым резцом в руках Господа, который меня должен обточить, такого во все стороны самостного. Здесь торчит, здесь торчит, здесь, здесь. А должен быть как голышок камешек на морском берегу. Приятно прям в руки возьмешь. А сколько этот голышок потерпел, пока его терла камень о камень волна? А ведь откололся он от скалы когда-то, такой, как и я сейчас. А потом все вместе камешки терла волна, терла, терла, и стал прекрасный, гладкий, обкатанный, совершенный, кем должен стать человек».
    И вот я скажу: «Что-то больно мне в общении с ней, что-то неудобно, Господи. Батюшка, наверно, ошибся благословляя, что это моя половинка по воле Божьей?». Не ошибся. Не поверит, разведется, будет искать другую и не пожелает приобрести духовное зрение, понимание того, что происходит в жизни, то, что делает с ним Господь и бросится во второй брак. Она второй раз сбегает замуж. Опять «Аминь, все через Венчание, опять резец. Он должен же стать таким обкатанным, чтоб вся его ершистость, вся его неуживчивость, вся эта его непокорность чтоб ушла.
    И кто больше всего имеет на это право? Начальник? Он быстро поменяет работу. Соседи? Он поменяет квартиру. Даже может поменять государство, если там уж слишком христианский президент. И тоже со всех снимают стружку и совершенно неподсудно будет, он совершенно не будет советоваться. С малым числом посоветуется, какие реформы, как им строить, а дальше будут непопулярные меры. Его не переизберешь, царя. Пожизненно династия. Его не забросаешь помидорами и, особенно, не покритикуешь. Бац, и батогами в темницу и сиди себе. Это царство дорогое, это не демократия. Даже может страну поменять, чтоб удобнее было жить, чтоб больше было свободы. Смириться придется. Придется заниматься при такой неудобной жене и при правильном муже. Для свободолюбивой жены Господь подберет индивидуальность, строго подходящую под задачу приобретения спасения. Супружество не для удовольствия, хотя там есть моменты, очень много удовольствий законного супружества.
    Но, все-таки это работа, этот наш дар, этот обжиг, эти хирургические операции, эти прижигания, чтоб не было общего заражения крови. «Ой-ой-ой, как больно, как мучительно, разводиться нельзя, брак один на всю жизнь». И самое главное, когда поймешь, что все это тебе полезно, терпеть эту жену, которая не всегда убоится своего мужа и правильно сделает, иначе опустится до его уровня.
    Так вот, все это говорится о том, что счастье вокруг нас. А мы годами-годами молим-молим: «Господи, помоги мне со второй половинкой». А она рядом стоит. Но правда хотел дюймовочку, она немножко побольше. Потому что у тебя пунктик. Ты сладострастный человек. И дать тебе дюймовочку, ты ее быстро превратишь в старуху, износишь. И сам забросишь все-все-все. Так, идя на поводу своих страстей, для тебя эта страсть – это главное в жизни, а вовсе не одно из дел из многогранной жизни человека, каким он создан. Вот рядом с тобой стоит строгость мужская, а ты хочешь сверкающей белизной зубов красоту. А стоит строгость. Это как раз для тебя.
    Батюшка Серафим почему не был принят синодом в 1903 году, когда только царь настоял. «Серафим свят» - написал он, когда решался вопрос, святой Серафим Саровский или нет? 50 на 50 процентов. И царь воспользовался своим правом вето, преимуществом. «Серафим свят» - сказал он, расписался, подчеркнул и демонстративно вышел с заседания синода. И батюшка Серафим, конечно, за него заступился, когда колебались, канонизировать или нет царя. Он устроил в Дивеево бурю. Никогда такого не было. В 2000 году была буря, выворачивало деревья, выворачивало столбы, рвало провода. Потом мужики провода эти стащили быстро, алюминий с них. Как по бедному.
    Так вот, «Серафим свят». Почему колебались, решая вопрос канонизации Серафима? Потому что он всем без конца говорил примерно то же, что и я сейчас говорю вам. Серафим говорил: «Что ты все время талдычишь «Дух Святой», приди, вселись, очистись от всякой скверности, спаси души наши, рядом с тобой Дух Святой стоит, рядом». То есть он был против формальности в нашей Православной религии, нашей вере. С Богом надо устанавливать живое общение, конечно, избегая прелестей, когда пытаешься на каждый свой вопрос услышать, что тебе напрямую скажет, лично тебе скажет Бог. Бог напрямую говорит только с тем, кто полностью отдает себя в его волю. А тем, кто непокорный, Господь при всей надсадности обращения к нему: «Ну, скажи, Господи, ну скажи свою волю». Не скажет. Потому что ты слегка гордец. И однажды услышишь, и подтвердится, что это был голос Бога, ты еще больше загордишься. Будет молчать.
    Серафим Саровский был не принят, потому что его называли революционером, он был против формальностей. Одна из формальностей – «я надоедаю, можно сказать, но они не обижаются, им невозможно надоесть». На человеческом языке «Я надоедаю, но дай мне вторую половинку, ну дай». Она рядом стоит. И раз, и два, и день, и три. Стоит неузнанной тобой, потому что ты хочешь одного, а полезно тебе другое.
    Или выбрав сам, по своим критериям, которые ты понимаешь, но Господь будет внушать ей выбранный тобой, любимый тобой, он будет желать, чтобы вы венчались, чтобы был заключен брак, а потом начнет внушать ей Господь, чтобы она обтачивала тебя. Ты ее полюбил. Не то, чтобы священник благословил ее непонятную, не принимаемую тобой. А ты ее сам полюбил. Красавица, дюймовочка, понимаешь? Сплошной вертолет. Но она начнет тебе отказывать, она начнет тебе спросонья говорить: «Ну, что ты просишь завтрак? Я плохо сегодня спала. НУ и что, что у тебя с утра много дел? Ты знаешь, где яйца лежат. Ты знаешь, где колбаса лежит. Сделай сам себе яичницу, ну что ты?». И так будет говорить тебе и раз, и два, и три. Ты хлопнешь кулаком однажды по столу: «Развожусь». «НУ и разводись» - скажет она тебе.
    Значит ты проиграл. Она тебя обтачивает, она такая вся тобой выбрана в соответствии всем критериям, и вдруг ведет себя непонятно. Бог ей внушает, как себя вести, но от Бога зла не бывает, поэтому зло в ее поведении. Неадекватность. Господь будет допускать внушение демонов ей. И она такая красавица может даже стать немножечко «тогось». Для твоей же пользы, дорогой. Чтоб смирялся, раз уж выбрал фотомодель. Она холодная, она чаще всего будет показывать тебе свой характер, а другим будет улыбаться, перед тобой в бигудях, а перед другими - с роскошными ухоженными волосами.
    Супружество – это помощь в деле спасения. А значит много неожиданностей. Начиная от того, с кого она начнется, поэтому отцы Церкви, Святые богомудрые батюшки говорят: «Счастлив может быть любой». Вот бери ее, или бери его, и начинайте дружить. Только спросите у Батюшки: «Батюшка, благословите начать дружить». И дружите. И пройдет какое-то время, когда вы будете учитывать особенности друг друга, вы будете осторожны друг к другу, не спешить огорчаться. Или, наоборот, в другую крайность. Не знаешь броду, суешься в воду. Не зная человека, дописываешь ее неизвестные качества своими фантазиями, и дальше: «Моя-моя-моя». Не спеши, дорогой, подружитесь, а там появятся некоторые чувства на основе опыта прохождения жизненных ситуаций. Я называю это «боевое братство».
    И может быть счастлив с любым. Потому что Господь и это существо, которое как уже от отчаяния выбрано. «Надоело мне в жизни искать, быть одному». Так один у нас парень поступил. Выбрал такую женщину. «Батюшка, Аминь?». Я говорю: «Аминь». Потом он бегал и говорил: «Батюшка, но она по дому даже ходить не может, она сшибает углы, у нее что-то с координацией нарушено». «Ничего, привыкнешь». «Батюшка, она даже в храм не ходит». Я говорю: «Ты привьешь любовь к храму». Привил. И все нормально теперь. Он сразу стал лучше. Он стал ухоженный. Какая ни какая, все-таки жена. Он сразу стал спокойный и, по-моему, у него даже появился дар поэтический. Она его даже вдохновлять стала.
    Так что, мы не знаем, кто нам нужен. Бери этого/эту и не гони волну. То, что прилично мужу и жене, только позволите себе, венчавшись. А дальше Господь будет это неудобство, это наспех выбранное, но благословленное священником, будет наполнять содержанием именно таким, какое нужно тебе для обретения смирения и прочих качеств, необходимых для жизни за облаками.
    Если долго будешь ковыряться, долго будешь искать, все равно будет то же самое, все равно будут трудности в жизни. Господь и тщательно выбранное существо будет наполнять такими эмоциями, такими реакциями в общении с тобой в буднях твоей жизни, чтобы все равно было от чего смиряться, от чего оставлять бесполезные свои бицепсы, свои умственные способности, свои связи и деньги. Придешь в храм, будешь молиться, каяться. Господь постарается.
    Итак, хочешь супружеское счастье? Изучай науку Божию. Будешь счастлив хоть с кем. Не хочешь? В слепоте духовной непонимания, что делает Бог и, вообще, что является смыслом жизни человека, подготовка к жизни за облаками, в Царствие Небесном. Не признаешь это? Будешь и там, и там огорчаться. Точнее, и в этом сочетании, и в этом сочетании разводиться и говорить: «Да что же это такое? Наверно, я не создан для супружеского счастья». Создан. Но надо понять, почему тебе трудно и с этой, а теперь уже и с этой. И как сказала одна моя знакомая, нет, она сказала это не мне, а своей дочери, в пятый раз вступив в брак. Дочке от первого брака она говорит: «С твоим отцом я была больше всех счастлива». Она его бросила, второй брак, третий, четвертый. Пятый, не знаю даже, может он какой-то Евангельской Самарянки. Может даже уже и не в браке будет, но первый был самый настоящий. Но она была торопливая, она искала не то, что нужно в браке. От удовольствия требовалась видимо работа, работа, работа, в том числе духовная. В общем, через тернии к счастью, к звездам. Аминь.
    Лия Ковалева
    Модератор форума
     
    Сообщения: 414
    Зарегистрирован: 21 сен 2011, 21:54
    Откуда: Москва

    Вернуться в Проповеди

    Кто сейчас на конференции

    Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1