Страница 1 из 1

Святые заступники. Проповедь от 10.06.2018

СообщениеДобавлено: 19 июн 2018, 07:14
Лия Ковалева
Проповедь отца Алексия Гомонова в Клубе во имя святых Петра и Февронии от 10 июня 2018 г.

"Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Очень важно в молитве таким святым, как покровителям супружества Петру и Февронии, просить супружеского счастья. Значение святых огромно для нас. Да, есть Бог, и некоторые, именуемые себя христианами, мы их называем конфессии, признают только Бога, боголюбцы. Божия Матерь - ну да, святые - ну да, больше с неохотой, главное - Бог. Мы спрашиваем: «А почему так?», - а здесь уже богословская тема, не об этом хотел сейчас бы говорить. Они говорят: «Ну а где в Библии сказано, что надо молиться святым? Где сказано, что они помогают? И все прочее». Очень много мест в Библии указывают нам на помощь святых. Нет, я просто по себе замечал. У меня сложный духовный путь, ну у кого то из батюшек как у Серафима Саровского, -пошел в гору, вверх, вверх, а у меня - то подъем, то спад, то подъем, то спад. И так у многих. И вот, когда замечаешь, что совесть спокойна, ничто не давит на нее, молишься Богу как-то более естественно, дерзновеннее что-ли, дерзновеннее, но не так, как уже выше упомянутые христиане иных конфессий. Они вообще с Богом на «ты», у них все запросто, они Богу песни поют, про Бога песни, Богу песни поют. Бог у них как папа, папу же не только в нашем народе с определенного возраста зрелого начинали на «Вы» называть, а так «папа, папа». Малыш еще плохо ворочает языком, но уже «Папа, дай», и вот они, в этих конфессиях, «папа дай, Боже дай, Христос дай». Христос свой. А вот, когда совесть неспокойна, когда что-то давит, чувствуешь свою вину, ну вообще... Вообще чувствует свою вину конечно тот, кто встал на путь очищения, не то чтобы с понедельника начну жить чисто, я встаю на путь очищения, нет, это вдруг захотелось исповедоваться. Я сам искал батюшку, которому можно доверить то, что и никому из самых близких не доверил бы, настал такой момент и нашел, стал он моим духовником и вот тогда настал дух очищения. Господь вразумлял, наставлял, наказывал, так все это была явно, что ой-ой-ой, нет, все конечно в рамках переносимости, терпимости, но было так внушительно воспитывал Господь. И вот, когда ты уже встал, первую благодать, призывающую к покаянию и открывшую тебе глаза на то, что ты в общем-то ну хуже всех, не то что хуже всех, но что-то плохое, надо каяться, на тебе вина, вот в этом состоянии, когда совесть более-менее спокойна, грехов всегда много, но если ты до чего-то еще не созрел, никто не заставит тебя покаяться, это не будет покаянием, ты еще не созрел считать это грехом, ты еще не достаточно настигнут благодатью покаяния, и вот, когда более-менее сердце спокойно, Богу молишься спокойно, а как только на совесть что-то давит, стыдно Богу в глаза смотреть и как тот мытарь в причте о мытаре и фарисее стоял в храме, не смея глаза поднять, бил себя в грудь: «Боже будь милостив, ну будь же милостив ко мне грешному». Так вот святые нам нужны, мы вообщем-то сознаем или не сознаем свое недостоинство перед Богом. Нам дано право просить, но мы просим как-то прогибаясь, когда мы более-менее отрезвели до осознания кто я и кто Бог. У нас нет дерзновения святых, настоящих святых, наших православных святых, они, они, как орлы смотрят на солнце, не мигая. Орел, не мигая, смотрит на солнце, потому что он орел, он привык там, на огромной высоте, в этом мареве воздушном парит над горами и континентами, и все время с солнцем близко и его не слепит, глаза устроены так, что не слепит. И у святых глаза тоже устроены так, что они смотрят на Бога радостно, это действие благодати особой. Да они же святые, с солнцем, и мы к ним обращаемся «Вы там к Богу ближе, Вы у Бога не ложные, а истинные друзья, просите у Него о супружеском счастье». А вот такие являются Петр и Феврония. Много раз были испытаны Богом и нашлись верными. Кстати бытует такое мнение, что ни попросишь у Бога, то Он даст, потому что Он говорил: «просите, просите Господа и дастся Вам, толкайте, толкайте, дверь откроется, стучите, стучите и услышаны будете», но Бог-то слышит, а с нами говорить не хочет. Мы Его просим, а Он исполнять не хочет, до времени откладывает. Почему? А потому что, чтобы Бог нам отвечал часто- часто, нет, Он нам ответит, Он и грешнице блуднице ответил, увидевшей вдруг вдову, плачущую, идущую вслед за похоронной процессией, она уже вдова сына хоронит. И так горько безутешно плакала вдова, что блудница была тронута этим вселенским горем одинокой женщины - вдовы, хоронящей сына, она сама заплакала, остановилась, подняла, заплаканное лицо к небу и сказала: «Господи, я недостойна, я блудница, я мерзость перед небом и перед Тобою, но мне так жалко вдовицу, верни ей сына, ну дай ей радость в жизни, ведь это у ней единственная надежда была, что у ней может быть еще утешением в жизни!» И мертвец ожил и сел, сел в гробу. Ужас был. Среди этой похоронной процессии Господь услышал блудницу. Ну это такая молитва, такой случай особый, а так Господь нам не отвечает, не спешит и святые объясняют почему, потому что на тебе особая ответственность будет, если Бог тебе ответит, особая и говорит Он с теми, сразу отвечает, которые всегда готовы исполнить и исполняют Его волю всегда. Они такие подвижные на отказ от своеволия. Шел, шел по пустыни, устал, изнемог, в пустыни жара, нечего есть и нечего пить, присел странник, достал маленький кусочек заскорузлой лепешки, помолился Богу, стал грызть его засохший, и тут Господь говорит, называет его по имени: «Встань», и встает. «Это Я, Господь, говорю с тобой», «Слушаю, Господи», забывает усталость. «Иди, ешь, пей». Вдруг появляется еда, ворон приносит кусок мяса, виноградную гроздь. «Ешь и иди в город, потом придя туда, ты сделаешь то-то и то-то, и скажешь царю то-то и то-то». Поел, пошел в город к царю, устал, вошел к царю, чтоб сказать ему правду Божию. Царь за это его пилить пилой будет, разбивать молотками, царь ему сначала грозит, а святой говорит: «Так говорит Бог. Слушай ты, царь, ты что это живёшь, развращая своим личным примером народ, ты же должен наоборот бороться со злом в своем народе, насаждать добро» «Или ты, министр юстиции», - как один старец сказал, не мигая, твердо министру юстиции, приехавшему с мигалками к нему, - «Ты, министр юстиции, призванный следить за порядком в народе своем, (федерал) и живешь в блуде! Ты что позоришь себя и всю государственную власть?». «Негоже, негоже, великая княгиня». «Я, - говорит, - «великая княгиня». Пришла к старцу: «Я- великая княгиня», из-за границы приехала, наследницы Дома Романовых или что-то в этом роде. «А где твой шлейф, княгиня, почему в джинсиках, да еще в обтяжку? Какая же ты великая княгиня? А потом, если народ узнает, что ты великая княгиня, он может по-разному с тобой поступить, да по-разному! Бойся, бойся, спеши исправиться». И вот тем, которым в любой момент, в любых условиях, даже перед лицом опасности личной, в условиях трудностей, усталости еще что-то, благословение Божие, которое надо исполнить, кажется неподъёмным, совершенно не взирая ни на неподъемность повеления Божия, ну иногда кажется по-человечески невозможно, а с Божией помощью можно. Ну не без пота, не без потов, может даже не без крови, с Божией помощью можно сделать. Но есть люди такие подвижные сразу «я, Господи», «ешь пей, идти и говори и действуй», «Говори, что, куда идти?» - и вот эти люди скорее всего, скорее, чем мы будут услышаны Господом на свое вопрошание. Да они бровью поведут, как один старец бровью повел и сказал своим ученикам: «Смотрите интересно, - говорит, поднимает лопушок, а под ним гриб , а вокруг 12 маленьких грибят, грибков, - «О!», - говорит, - «смотрите как в природе интересно, как в Евангелии», - а это он решил повеселить учеников, - «как Господь и Его ученики, грибочки молодые, боровички нарастающие». Они бровью пошевельнут, но они послушные Богу! А мы Бога просим. Нам нужны святые, прежде чем мы станем достойными просить, не то чтобы быть услышаны, мы всегда будем услышаны, а получить просимое. У нас нет этой скорости, подвижности в исполнении воли Божией, поэтому нам нужны святые. Мы просим их, Петра и Февронию, они просят Бога, а Бог им не отказывает. Почему? Речь к чему? А речь к тому, что Бог хочет, чтоб мы друг другу служили, друга друга подпирали , друга другу помогали, в чем? Во многом, и поэтому говорят, что вместе, вдвоем в супружестве, имея главною целью, не удовольствие, нет, не супружеское удовольствие, нет, не кофе в постель, нет, ну хотя все это там перечисленное присутствует, но оно не главное. Главное - это помочь друг другу достойно пройти поприще земной жизни и достигнуть гавани спасения, вдвоем легче, один другому помогает. Мне матушка помогает, «Матушка!» А ее сегодня нет, она не узнает. Как проедет по мне: «Ты чего сегодня говорил на проповеди, ты хоть слышишь себя?» «Да», - говорю. «А вот теперь послушай, что со стороны я услышала». «О, да! Действительно сказал, ой это у меня сорвалось». «Так батюшка нельзя, нельзя, слово не воробей, ты в следующий раз не позволяй себе такого, взапальчивости небось сказано, небось там погордился, небось там не в меру расшалился, пользуясь доброжелательностью слушающих». «Прости матушка, прости». Она меня так этим вот наждачком, помогает , не говоря уже о других вещах, помогает, ремонт дома делает, квартиры, организует отпуск, маршрут прокладывает. Мы с ней путешествуем почти всегда и т.д. т.п. «Батюшка, сегодня идем в гости, т.е. завтра, или сегодня, в выходные». «Зачем?» - говорю. «Надо, это очень важно». Потом смотришь, действительно, мудрая какая! Главное в супружестве - это помогать друг другу в достижении общей для всех христиан цели - Царства Небеснаго. У кого другая цель, разбежитесь, брак развалится, или, если не развалится, то уже вдвоем впустую прожили, впустую, впустую, тихо шуршали, от отпуска до отпуска, строили планы, достигали, прожили впустую, к Богу не приблизились, Его волю не исполняли, жили в удовольствие, не о них речь. Так вот, нормальная семья состоит из мужчины и женщины, из мужа и жены, которые помогают друг другу в главном деле - идти тропой, теперь уже общей у них, плечом к плечу, тропой духовного совершенствования, с Богом, сюда же и детей, проще говоря - малая домовая Церковь, иное мало ценно, если вообще-то ценно, бесценно, не имеет цены в очах Божиих и поэтому Бог поможет этому браку развалиться, но это когда верующий сочетается с неверующим. Поэтому запрещено замуж за неверного церковными законами. Но а некоторые говорят: «Я его перекую», не рассчитывают свои силы, вступают в брак и становятся неверующими и говорят: «Я буду ходить на футбол по некоторым воскресениям, чтоб он по другим воскресениям со мной в храм ходил». В храм он не пошел, а твое хождение на футбол привело к тому, что стал боевой раскрас, юбочка укоротилась и храм оказался уже не нужен, Бог оказался внутри и этого достаточно, все - назад из православия, печально, грустно, но на моей жизни такое встречалось, уступка неверующему. Нет, иногда надо уступать, и апостол об этом говорит: «поститесь по взаимному согласию». Супружеский пост имеется ввиду, не шашлык постом. Так вот о чем речь, о самом главном. Я снова буду говорить, что здесь треть, ну, четверть стоят созданы друг для друга, четверть здесь стоит, четверть, но мы этого не понимаем. Поймем, когда создадутся определенные обстоятельства, когда какие то испытания, и в этих испытаниях кто-то блеснёт, а другая половинка заметит и поймет: «Вот он!». А если нет этих обстоятельств, чтоб блеснул, но за чайным столом трудно блеснуть, хотя тоже можно, допустим не стремиться на лучшее место, кусок лучше не брать, предлагать и т.д. т.п., не испаряться, как все подходит к концу, а остаться, чтобы помочь и столы убрать и подмести и даже там с тряпочкой пройти. И, когда уже все разошлись, смотришь в осадке вместе с тобой, остались тоже такие же трудяжки. Вот здесь, вот в этом осадке и ищи, ищи, это люди трудолюбивые, это люди совестливые, это те самые, которых сейчас вот не видно, без трудового испытания. «О чем речь батюшка?». О том, что просим от святых, от Бога трудно сразу получить, а от святых можно, особенно если ты уже не первый раз ходишь на акафист Петру и Февронии. Бог придвинул, твоя половинка защитила диссертацию или развелась, подчистила под ногами почву, статус позволяет уже снова знакомиться, тем более что за одного битого, двух не битых дают, обжегшись на молоке, уже не будешь с легкостью и вступать в брак и с легкостью расставаться. «О чем речь, батюшка?» Все, заканчиваю, сразу бы это было бы не понятно. О том, что никогда не получишь что-то идеальное, никогда, идеальное, это уже в духовном смысле, идеального, духовного не получишь, потому что сам не святой. Поэтому придется терпеть, притираться, помогать, вымаливать. Тебя будут вымаливать, себя надо будет потерпеть, и все такое, поэтому мы и видим несовершенство рядом стоящих и думаем, нет мне это не подойдет, мне нужно другое и в голове человек со знаком, не три шестерки на лбу, а со знаком пробы, знак качества, ну не на лбу может, а где-нибудь еще знак качества, знак качества, так что, во-первых, я вам подсказал - уборка, вот там ищи, там легче найти, там осадок, твердый, все жиденькое разбежалось, растворилось, испарилось, но и другие случаи, у Кати специально так организовано, у нее паломничества, помощь в интернатах, у ней еще какие-то дела, не только развлечения, нет даже если развлечения, вот развлекается развлекается, а кто-то развлекаясь впал в какие-то обстоятельства затрудненные, чего-то нахмурился, даже вскрикнул, что-то там звякнуло, где-то чего, закружилась, головка, подвернул ножку. Смотри, смотри, вот надо заметить нужду, окажи помощь, но не вероломно, осторожненько тактичненько: «Может, Вам помочь?» «Нет, не надо, что Вы, я сама, сама справлюсь». «Ну простите, пожалуйста». А то может, со второго захода и примет помощь. Опять тактичненько, осторожненько. Итак друзья, кто надеется, но мы же святым молимся, мы же через Бога вторую половинку, кто надеется получить, прекрасную особу, прекрасных здесь много, в смысле духовных качеств. Такой талантище, такое сокровище до сих пор было скрыто, скажешь, в человеческом роде. Нет, ничего не скрыто, оно скрыто, конечно, но 100 % такого талантливого мужа или жены нет, надо проходить вместе путь, не то чтобы на первого встречного бросаться или на первую встречную, но вот как приготовиться, что придется потерпеть, поискрить немножко, поскрежетать, вообщем, пройти какой-то путь притирки до брака, ни в коем случае не паниковать, нет-нет. Нет, если это так будет это всю жизнь, то не совпадение. Все надеются какой-то толчок в сердце получить, да, толчок можно получить в сердце, но если от толчка забываешь, как маму зовут, хочется всем кричать: «Вот, нашел!», это не тот источник толчка, страстность. А если кольнуло: «Вот смотри!», а потом заметил: «Смотри!», обратил, посмотрел, не все так хорош, как может и как должно быть в идеальном браке, надо пройти путь, обточиться и тебе и ему, помочь ему тебе и помочь тебе ему, потрудиться. На блюдечке с голубой каемочкой от Петра и Февронии не получим. Ему же Феврония помогла в самом начале, не имеется в виду, что исцелила его, да этим она славилась, но он же дрогнул на попятную. Но они был созданы друг для друга, и она помогла ему, помогла, она устроила так, что он снова заболел, она ему один ступец оставила незалеченным, чувствовала, что придется с ним повозиться. Он снова расцвел проказой, снова вернулся к ней, но она его, конечно, не укоряла, так осторожненько его исцелила, и потом они помогали друг другу. Приготовимся к большому труду, желая получить супружеское счастье в современных условиях, даже через святых Петра и Февронию, не гнушаться этим трудом, поменьше слушать окружающих. Иногда мама вредит, желает дочке идеала, она борется, борется, а здесь батюшка скорее пригодится, чем мамочка, хотя мамочкино сердце тоже кое что значит, нельзя всегда пренебрегать. Вообщем, не то что глядите в оба, когда сейчас начнется чай, а знайте, что готовый продукт не получите, получите полуфабрикат, а потом глядишь и станет фабрикантом, обеспечивающим всю семью.
Все, песня закончена".