• Отметить все форумы как прочтённые
  • Указания Богу. Проповедь от 26.05.2019

    Подборка проповедей о.Алексия Гомонова на воскресных молебнах Петру и Февронии

    Указания Богу. Проповедь от 26.05.2019

    Сообщение Лия Ковалева » 15 июн 2019, 10:04

    Проповедь отца Алексия Гомонова в Клубе во имя святых Петра и Февронии

    Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

    … Мы умрем так, чтобы потом жили и были там, где и Он, Господь. Господь сказал: «Где Я, там и слуга мой будет». Некоторых оскорбляет слово «слуга». Слуги есть верные, неверные.

    Но кто же мы по отношению к Богу, который больше неба и земли? Который имеет ум, превышающий наш ум (Он сотворил нас вместе с нашим умом), который имеет любовь, такую бездонную, что мы просто даже не можем понять, почему Он преступников держит и не умерщвляет. Почему Он попускает нам страдать, не самым грешным (как мы о себе думаем). Мы не понимаем, что там творится в адовых глубинах, есть ли они вообще? И зачем Царствие Небесное? Здесь бы на Земле устроил бы нам Господь, как коммунисты хотели устроить, жизнь справедливую и долгую, долго-предолго, на сто тысяч лет. А Он почему-то обещает, что мы Землю все покинем, да и саму Землю уничтожит, будут новое Небо, новая Земля. Чего как-то так непонятно нам про Бога очень многое. Этот непонятный Бог ожидает, что все мы будем с Ним, вокруг Него, все будем Ему верные, то есть послушные. А некоторые насколько озлоблены на Бога, что уже могут все время быть с этим.

    « Я Ему молюсь и молюсь, а Он не слышит. Требует от меня чего-то каких-то страданий, требует. Почему обязательно христиане должны страдать? Ну да, страдали когда-то, умерщвляли за верность. Он хочет, чтобы мы, и без того много терпящие лишений всяких, еще больше замыкали себя в неудобствах жизни - прощали врагу (они же на шею сядут), лишали себя радости простой, для простых людей – это не ешь, туда не ходи, с этими не строй любовь и полюбовные отношения, брак, помыслы, ограда церкви, заповеди запрещающие, заповеди славоразрушающие. Что это, что это за вера такая? Что это за Бог такой? И с Ним вечно жить, вечно? Живут же люди вот там, просто живут, хорошо живут, радуются».

    А действительно, просим-просим Бога, а Он не дает. Вот я прошу, чтобы вот эта девушка, которая мне нравится, чтобы была моя, пусть она даже не понимает своего счастья будущего, но я - то хороший. Ничего, ну направь ее сердце ко мне, чтобы она однажды улыбнулась и чтобы мне сказала: «Все сдаюсь, я - твоя, а ты – мой». Во счастье-то будет, вот когда было бы справедливо, я помолился, а Господь бы исполнил. Ну не самый плохой, я бы осчастливил. А Он чего-то не исполняет, ну почему?

    Я однажды мечтал стал продавцом мороженого (ну в детстве многие мечтают продавать мороженое), смотришь там, покупатели подходят к мороженому, в ящике очень много, укусишь, укусишь, укусишь мороженого, еще укусишь, продолжаешь торговать, проголодался, снова куснешь, а потом уже нет, столько им уже нельзя есть, думаешь: «Вот вырасту, стану продавцом».

    И вот однажды, в подростковом возрасте в нашем доме был ресторан такой, и прямо во дворе ящик стоит у какой-то двери, которая почти без ручки, по-моему, даже без ручки, плечом открывалась, редко открывается (потом мы узнаем, что эта дверь на склад, на самом деле, ресторана). И тут во дворе стоит ящик фанерный, какой-то ящик. Подошли, крышка была без замка, открываем, полный ленинградского мороженого, полный, и идет такой от сухого льда такой дымок. Я мечтал, как и все, наесться вдоволь мороженого или продавцом еще каким-то чудом. Забить столько мороженого. Вот стоит ящик, вот дается парню, и тут на меня нашел страх и ужас, не знаю, почему. Я ни одной порции не взял (Господь, видимо, ожидал, что стану священником, и не надо даже в малости пробовать воровать что-либо), нагнал такой ужас и отговорил парня. Потом потащили этот ящик, а он тяжелый оказался, я на себе, мы притащили в ресторан, говорим: «Вот мороженое». «Где взяли?» «А у вас там стояло». «Не может быть. Скажите, где стащили?» «Ну если бы стащили, вам бы не принесли».

    В общем, хотелось в детстве одного, а когда это получили, оказались осложнения. Нам сказали, стащили, потом кто-то вас напугал, типа предлагайте, замазывайте. Я сейчас понимаю, просто эти люди прошляпили мороженое, вот, за это могли их наказать сильно, и они теперь вину на нас сваливают. Стащили, а не они там чего-то там опростоволосились, забыли завезти.

    А если вдруг Господь исполнит того, чего я хочу, в точности исполнит, может получится так же, как с коробкой мороженого - вместо радости, сладости и блаженства от десяти съеденных порций (казалось в детстве десять порций - это большое счастье, а одна порция – это маленькое счастье), получилось осложнение.

    Вот иногда ловлю себя на том, что мне не хочется молиться о себе. Ну, наверное, когда очень, ну просто очень тяжело, когда очень, там горе либо зажат какой-то трудной ситуацией, ну, ну, могу допустить, что буду просить: «Господи, ну помоги, ну не хочу лежать в постели, дел много», возможно. А так вот просить что-то для себя, легче молиться за других. За себя, ну как хочется? Язык не поворачивается. Чего-то там просить, не знаю, о чем, может потому что, Господь сам знает, чего ты хочешь, а вдруг не того просишь. Ну и многие так за себя молиться не очень-то хотят, вообще не хотят. А святые так, вообще, при том, что Господь сказал: «Просите и дастся вам»), они говорят: «Господи, вот сам Ты знаешь, что мне нужно, дай мне только терпение, вот чтобы все, что Тебе нужно, Ты мне даешь, и сладкого, и горького, вот, чтобы я это все достойно перенес. И так каждый день, каждый день терпеть, а что мне нужно, я не знаю сам».

    Вот я говорю вам сейчас о самом важном, самом. Здесь мозги сломаешь, колени собьешь, спина станет горбатая от бесконечных поклонов, и на языке мозоль вскочит, будешь просить: «Дай мне жену, дай мне жену, ну такую-сякую, дай. Дай мне вот такого-то роста, вот такого цвета глаз, вот такой-то, здесь вот такой размер, там такой размер». Чтобы она обязательно была там, ну я не знаю там какая-то. Кто-то для себя определяет уже какого рода нужна, достатка, профессии, не знаю, чего там еще. Вот проси вот этого конкретного. Ну, может быть и получишь, но скорее всего не получишь, потому что Господь желает тебе другого, а ты другое не примешь. Он желает тебе девушку, а ты хочешь вот такой рост, такой вес.

    Я тоже хотел что-то такое, …. а встретил Таню. Матушка, прости, опять про тебя рассказываю. Ну и совсем не то, что я выдумал. Ну я походил вокруг да около, даже расставался, месяца на три-четыре, сбежал после встречи. А потом, и сколько мне встречалось девушек, и сколько мне не предлагали, мы тебя познакомим обязательно, ты москвич, я тебе дочку свою, я зятем сделаю, я тебя дочку, я тебя зятем сделаю точно, от первых красавиц я сбежал, вот других уже не хотел. Почему? потому что меня многие спрашивают, если ты женишься, многие красивые, умные, повстречал, покрутился, повертелся, записал в записную книжку, и вот, когда Таню увидел, сердце екнуло, а ведь она не такая, о которой я мечтал, но что-то там, что-то там такое, что-то такое, весной познакомились, пара встреч, разбежались, и только осенью я опомнился, чего теряю. Мы с с ней поехали на золотую осень, поехали в Абрамцево, красиво, солнышко, и началось, и началось, когда разглядел вблизи как следует, другими глазами, не то, чтобы со скуки.

    В общем, мы не знаем, чего нам действительно надо. И просить как упрямое, упрямое животное будут просить у Господа: «Дай мне это с такими-то такими-то там качествами, такого-то, такого-то рода, такую, такую, такую». И Господь будет знать, что если я такую встречу, то я могу и не согласится, и пройти мимо, заупрямствовать (не то даешь, что я хочу), так многие вот.

    Стоят девушки, стоят молодые женщины. Знаете, сколько их там в этом храме хороших девушек. Это вот мои духовные чада и наши прихожанки, готовые к жизни. Это будут верные. Ну им уже больше двадцати лет, так мягко говоря, но здесь тоже немало мужчин, которые в возрасте. Только вот они все в сторону куда-то смотрят, не замечают этого богатства наших девушек. Просто взял бы вот сейчас этих девушек вывел бы и сказал: «Вот это, других я не знаю. Вот эти точно». С ними вы счастливы будете, рожать здоровых детей, потому что они целомудренные. Они будут верные вам жены, они будут мудрые матери, воспитательницы, дом ваш будет чашею наполнен. Они терпеливые, они послушные. Они не будут с вас выкачивать и силы, и деньги, и все прочее как многие. Но посмотрят-посмотрят мужчины и скажут: «Вы старый человек. Вы ничего не понимаете. Вы с прошлого века. Сейчас уже другие стандарты». И пройдут мимо в очередной раз.

    Ищешь надежную подругу, мудрую мать, хочешь здоровых детей, и проходишь мимо в очередной раз. Какой-то Голливуд, какие-то звезды с обложек журналов, чего-то только нет в голове. Нет, это не зажигает, меня уже не зажигает, нет это, нет, нет, нет. Да чем вы думаете, чем думаете? Вы поймете потом, когда с ней начнете общаться. Поймете это богатство, это готовность уже сейчас делать вас счастливыми мужьями, отцами счастливыми, они будут вам твердой рукой, потому что они разберутся и в ваших проблемах, и в совместной жизни, они из ничего сделают что-то, такие статные девушки, которые не требовательные, но очень искусные, как мне матушка объяснила. Приезжаю в какой-нибудь медвежий угол, видов городских нет, особенно раньше, любят покрепче, далеко-далеко, в глубинке на Руси, собираюсь на разбитой машине каким-то, а она вдруг из ничего, из каких-то кирпичиков, из каких-то лопушков, из каких-то кусочков ткани сделала такое уютное жилище, такую красоту, так накроет стол на какой-нибудь досочке, импровизируя стол со съестным, так вкусно из чего-то сделает, удивительно, а я отскочил на три-четыре месяца полностью, по поверхности смотрел, но удержало меня что-то, нет, не такое видел, но тогда меня что я ожидал, познакомил нас Саша, мы с ним в общежитии вместе на кровати лежали после работы, съедим конфетки за шестьдесят копеек, мечтаем о высоких материях, хотели настоящего супружеского счастья, но Саша раньше меня женился, он понимал супружескую жизнь. Друзья, матушке, не говорите, что я опять про нее, семья священников должна быть покрыта тайной. Есть девушки хорошие, не то, чтобы без блестящего фантика, встретят свое счастье, они не навязчивые, не пойдут в атаку, на абордаж, просто немножко поволнуется. Все стараться делать вовремя. Не спешить, не спешить навязываться и вообще не навязываться.

    Вот когда заканчиваем с молитвами, и что-то такое придумать, чтобы не просто пить чай, и чтобы как-то вот общаться и чтобы такие качества человеческие в этом общении, в этом занятии были видны. Есть какие-то ролевые игры, есть какие-то виды упражнений, занятий, как-то вот это богатство души, жизненный опыт и все прочее, как-то оно сверкнет, а то как-то каждый сидит напряженный или наигранно-развязанный, закрытый, закрытый, хочет быть таким, каким хочет казаться, скрывая данность, которую я ищу. От стандартов устал, как раньше, все девушки были барби, ну как все, я думал.

    Чего я хотел сказать-то. Хочу сказать, что Бог, когда мы Ему навязываем свое желание, просто навязываем (ну да, ты хочешь девушку, или девушка хочет, ну сейчас лучше парням, их меньше девушек, девушек больше), когда просишь «Господи, девушку», ну не будь ты безумно навязывающим Господу, который приготовил тебе уже в том в углу, или здесь вот недалеко стоит твоя половинка. Ты будешь навязывать свое: «Ну дай мне жену, вот такого, такого-то калибра, вот таких-то свойств, качеств, вот такой-то профессии». Ну ты чего? Ты не понимаешь, что ты должен не понимать, что тебе вообще нужно для полного счастья, даже если ты семи пядей во лбу? Если ты не понимаешь, какой характер тебе нужен, какая воспитанность нужна, какое покрытие твоих недостатков и грехов должно быть у девушки. В чем счастье – одинаковые заряды отталкиваются, а разные притягиваются, ну уж когда слишком разные, особенно в главном, опять отталкиваются, не просто отталкиваются, а просто разбегаются, не имея общего, главного своего стремления, свойства хорошего.

    Доверься Богу. Ей, Господи, хочу кому-то послужить. Хочу кому-то служить. Хочу с кем-то жизнь наладить. Детей хочу. Некоторые не хотят детей, не хотят. Лучше с такими, вот знаете, что не хочет детей, бегите от него подальше. Он позабавляется и потом оставит вас. Этот человек «танцевать хочу, танцевать хочу» или там «ты все пела? это дело: так пойди же попляши» как стрекоза. Детей хочет – нормальный.

    И всё, кончай свои дальнейшие указания Господу, кого тебе дать, кончай. Просто хочешь жену, верную; будешь, обещаешь быть верным мужем. Ты хочешь, чтобы она была надежной мужу и нежной и ласковой твоим детям, и сколько детей будет у тебя, Господь даст, хоть одного, хоть двенадцать, всех бери и всех Господь поможет вырастить. И всё, и кончай конкретности, быстрее получишь, уверен в этом.

    Христос Воскресе!


    Спаси Господи Олесю Германову за расшифровку проповеди
    Лия Ковалева
    Модератор форума
     
    Сообщения: 455
    Зарегистрирован: 21 сен 2011, 21:54
    Откуда: Москва

    Вернуться в Проповеди

    Кто сейчас на конференции

    Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1