• Отметить все форумы как прочтённые
  • 22.11.2009 г.

    Подборка проповедей о.Алексия Гомонова на воскресных молебнах Петру и Февронии

    22.11.2009 г.

    Сообщение Максим Тихонов » 30 ноя 2009, 10:40

    Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

    Народу все пребывает, все больше тянутся помолиться Петру и Февронии, надеясь устроить свое супружеское счастье. Как уже не раз здесь говорилось, Петру и Февронии надо молиться не только на стадии поиска второй половинки, но и тогда, когда встреча уже состоялась, и когда семья уже зародилась. Супружеское счастье заключается не в самом факте супружества. Супружеское счастье куется, выковывается многими трудами, лучше сказать, многими молитвами. Без молитвы исчезают ориентиры, берет верх настроение, подсказки ложных друзей, срабатывает человеческая самостная натура – «я хочу!», «я не привык!», «я не буду терпеть!». Самостная натура – в центре «я», «мое». Но когда человек начинает молиться, душа его тянется, конечно, к Богу и к святым. И в ответ люди получают силу и ясность зрения, что нужно делать, что случилось – для понимания ситуации это очень важно.

    Вот кого-то заштормило, кто-то погрузился из двух в унылое состояние, не может выйти, начинает разбираться в себе и говорит: «Разлюбил, да, точно разлюбил, уже не кажется. Стоит ли дальше жить?». Вторая половинка в смущении, в слезах, чувствует беду, приблизившуюся в семье, ничего не понимает, чего это вдруг. И здесь, конечно, без молитвы не выправить крен этот, советы не работают, да и без молитвы душа человека, заболевшего унынием, охлаждением, не выправится, не придет в чувство. Так уж устроен духовный мир, то, что не исповедуется, на душе складывающееся, то, чему дается поблажка по неосмотрительности, по незнанию, по отсутствию чувства долга, складывается-складывается на душе, и вырастает взрывчатая масса, критическая масса, как в физике говорят. И рвется, ломается эта связь, порой многолетняя, нет, без молитвы здесь никак не обойтись. Вторая пострадавшая половина должна обязательно молиться Богу, Петру и Февронии, просить молитв у батюшки, у духовника. Спасти, выправить положение можно и нужно, потому что истинный брак всегда единственный. Имеется в виду венчанный брак, единственный. Правда, к венчанному браку надо подойти серьезно, не с бухты-барахты. «Так, чего это надо, венчаться? Побежали, венчаемся. Ой, не успеваем, батюшка, давай скорей венчай!». У меня были такие. Думаю, что у меня там сзади за движение такое? Я в паузе между молитвой, пока пел хор, оглянулся, смотрю, жених стоит, смотрит на часы, сзади стоящему свидетелю что-то доказывает. В глазах полное отсутствие понимания того, что совершается, совершается таинство Венчания. У них заказаны столы, им надо скорее чего-то там к столам подать, что-то не докупили – стоит, дергается. Супруга, как свечка, невеста, стоит замерла. Видимо, она ему дала условие – руку и сердце отдам, только если согласишься венчаться. Он согласился. Все его поведение за спиной говорило: «Батюшка, скорее! Когда, ну, что так долго?». Конечно, такое венчание, их может быть много в жизни, ничего не дает человеку, точнее, паре.

    Истинная семья – это венчанная семья, это один и на всю жизнь раз. Правда, здесь нужно проявить терпение. Ох, как нам всем его не хватает! Ну, заболел человек, ну что, ну бывает, ну, куролесит, придирается, начинает ожесточаться, искать повод – всегда повод найдется. Не надо устраивать трагедию, но, вместе с тем, и невозможно оставаться равнодушным, когда другую половинку трясет, лихорадит, он как не то, что потерянный, он как подмененный, чужой или чужая. Что случилось, кто ворвался в нашу жизнь? Кто завладел настроением некогда мирной второй половинки? Что мучается человек? Опять в храм, опять к Богу. Это может продолжаться долго, буря может разрастись, захватить родственников, начинают налегать: «Оставь, разведись!». Батюшка говорит: «Нет, это болезнь, это духовная болезнь – болезнь настроения, болезнь мозгов, болезнь сердца. Ну, неужели всякий раз, когда кто-то заболеет, его нужно спихивать на сторону и искать другого здорового? Да нет же, так лошадей выбирают. Заболела лошадь, захромала – все, уже не поправится, на колбасу или в сторону, искать новую здоровую. Супруга или супруг – это не лошадь». Нужно много помолиться вместе с батюшкой, много потерпеть, чтобы сохранить этот союз.

    Обливалась слезами одна прихожанка, говорила: «Батюшка, вот все опять говорите, молись да молись, вот полгода молюсь, а он не возвращается. Вот как ушел с секретаршей на зимнюю дачу, нам оставил квартиру, я с детьми, нет, мы ему не нужны». Я говорю: «У тебя в сердце любовь-то есть немножко, примешь, если вернется?» - «Да, приму-приму, но ведь не возвращается, не возвращается!». Полгода, 9 месяцев, 10, 11 все ходила на молебен, дома ее просил молиться за него Петру и Февронии. И вот вваливается красавец в храм, двухметрового роста, парфюм разительный, с ног сшибающий. Телохранитель присел сзади, как бы исповедоваться, зыркает глазами по сторонам. Этот стоит, согнулся надо мной, думаю: «Что за экземпляр?». Я раньше исповедовал после Петра и Февронии – силы были, сейчас уже нет сил после молебна Петру и Февронии. Вот согнулся, чтобы поближе быть ко мне, на две головы выше.

    - Батюшка, что делать? Я решил вернуться к ней. Ну, та вот, которая к Вам бегает (имя называет).
    - А ты откуда взялся-то?
    - Ну, с дачи зимней.
    - А чего ты там делал так долго, я же слежу за вашими событиями, чего так долго-то?
    - Да, опутала меня одна. Я теперь понял, что я дурак, она не стоит того, чтобы с ней всю жизнь связывать, семью рушить, у меня там дети. Да и жена для меня что-то значит в жизни, я теперь понял. Батюшка, она же меня прогонит, не примет.
    «Вот, - я думаю, - дождалась, а ведь изнемогала, опускала руки: «Нет, мы ему не нужны, он не возвращается, все уже, все промелькнуло, много молюсь». Пришел.
    - Ну, чего, - говорю, - бухнись в ноги всем: «Дети мои милые, жена моя страдалица, простите меня!». Вот прямо во всем твоем дорогом костюме так и плюхнись прям у порога перед ними всеми. Только детей не напугай, медленно опускайся.
    - И чего, не прогонит, что ли?
    - Ну, смотря, насколько искренне у тебя все это будет, ты же виноват перед ними.
    - Батюшка, она меня прогонит.
    - Да нет, не прогонит, она до сих пор любит, обещала мне не прогнать, молится, правда, трудно любить изменника, но любит, она у тебя золотая жена. Иди и не дури больше.
    Пошел, снялся с места, осмотрел храм: «Так, я все сделал». Пошел дальше на выход. Засеменил за ним и пружинистый охранник. Ну что, вымолила, не знаю, как дальше сложилось, но не ходит она дальше, по-моему, не ходит на Петра и Февронию, вымолила. А ведь другие бросили бы. Но, видимо, трое детей помешали ей бросить – тяжело их растить одной, а может, еще и не обманывает, а действительно любила его. Вот любовь и продержала ее на молитве, а молитва сделала свое дело. Вот так выковывается семейное счастье, это как из боя вышедшие опаленные афганцы какие-нибудь или вообще боевые друзья. Да, трещинка в отношениях, да, может, долго будет помниться, но то, что дорого достается, крепче и ценится, выше ценится, дорогой ценой ей досталась семья.

    Будем молиться, будем терпеть, без молитв, как сказано уже, брак не удержать. Да и Петр с Февронией сами многое испытали всякого на разрыв, вера им помогла, об этом кратко в акафисте сказано: «Отражали стрелы лукавого верой своей и молитвой, призыванием Бога на помощь». «Стрелы лукавого» – вот эта стрела, она как раз и бьет однажды в глаз, и тот, который признавался в любви: «Я тебе и твоим родителям скажу, ты будешь самая счастливая в мире», - он вдруг как бы забывает свои слова. Стрела, или как осколок у Кая с Гердой, вдруг меняет состояние сердца. И он говорит: «Я обещал? Да мало ли чего я обещал, плохо подумав?». И вдруг начинает по-другому смотреть на дорогих ближайших ему людей, это называется «стрелы лукавого». Это ложное, это неестественное, нет, он будет утверждать, что сейчас у него естественное состояние, или она будет утверждать. А тогда он был, как в дурмане: «Надо же подкупили меня, связал узами брака, надо же!».
    Итак, покровители супружеского счастья Петр и Феврония нам пригодятся всегда. Без них, без таких небесных покровителей, не удержаться и на стадии поиска половинки, знакомства. Знаете, как перед венчанием «треплет»? Я, по-моему, рассказывал, что дошли до какой-то стадии знакомства, а дальше ни взад, ни вперед. «Батюшка, чего это? Он сам был инициатором, чтобы готовились к венчанию, к свадьбе, все уже «заряжено», все уже, и платье готово, все. И вдруг он какой-то хмурый говорит: «А может, мы подождем, может, отложим?». Батюшка, что с ним?» – спрашивает девушка, красавица такая. А он не больной никакой на голову, математик, хороший парень, симпатичный, серьезный. И вот этот парень предлагает: «А может, отложим?». Вдруг, ни с того, ни с сего. Ну, когда пришли, батюшка видит – смурной, все, смурной, заболел. Я говорю: «Ну, приходите вдвоем, будем говорить». Говорил, ничего не добился, понял, что нужно действительно пока отложить, но не разбегаться. Как тяжело ей было отложить все, уже начатое. На нее давили ее родители, говорили: «Брось ты его, видимо, он тебя предал, променял, ничего с ним ты уже не склеишь». Я говорю: «Не слушай родителей, это родительская ревность говорит в них, давай будем исповедоваться, причащаться, будем молиться Господу, Петру и Февронии. Ты молись, я буду молиться». И ему тоже сказал: «Ты ладно, ты пока не гони ее из своей жизни, ты приходи ко мне исповедуйся во всех своих грехах, связанных с работой, с математикой твоей, в отношениях с твоей мамочкой, с ней, конечно, с твоей знакомой. Уж не знаю, как теперь ее назвать, невеста-не невеста, давай, мы отложили, а там дальше, как сложится». Вот он ходил-ходил, ходил-ходил, глазки становятся все более ясные и ясные, исповедуется, причащается, на службу ходит. Я ему внушил, что это нужно делать через «не хочу» даже, это долг христианина. Вот он ходил-ходил, и однажды я ему все сказал: «Знаешь, теперь с тобой можно уже толковать, как с человеком здравомыслящим, я вижу по глазам, что с тебя сошло многое из того, что тормознуло ваши отношения». И сказал ему: «Не оставляй храма, ходи, иначе опять что-нибудь залезет в твою голову и перевернет мир на 1800, с ног на голову поставит все, всех». И снова началось сближение у них. И вот назначили свадьбу и дату венчания. И за 4 дня до венчания прибегает красавица-невеста: «Батюшка, на сайте «Одноклассники» меня нашел мой школьный приятель!». Это за четыре-то дня до венчания! «Он сказал, что всю жизнь, 15 лет помнил про меня, сейчас он развелся со своей женой ради меня. Он появился вчера и предлагает мне руку и сердце. Он говорит: «Соглашайся, все равно я тебя украду, я тебе всю свадьбу испорчу, я тебе просто мешок на голову и выкраду! Я знаю, как это делается, я никаких денег не пожалею для этого!» – подкупает ее своей нахрапистостью». Я говорю: «Гони ты его пинками из своей жизни, это искушение». - «Батюшка, но меня так он-то не будет любить, вот, оказывается, как могут любить!». Я говорю: «Это прохвост, пусть он лучше стихи пишет или песни какие-нибудь для эстрады. Для жизни он не годится, это человек настроения, одну жену променял и тебя променяет. Гони его!» - «Батюшка, может, стоит отложить пока свадьбу, может, мне с ним? У нас с ним много общего, со школы еще». - «Гони ты его, - говорю, - это искушение». И вот тут я уже начал молиться, молился Господу, Петру и Февронии, Матери Божьей, Георгию Победоносцу, который копьем пронзает гадину. Вижу на кончике его копья этого школьного одноклассника. Ушел, сраженный копьем Георгия, смахнула, как пыль, его Божья сила. У них уже дети, красивая пара, очень красивая. Он занят по макушку, математик, весь там в программировании где-то, голова золотая, семь пядей во лбу. И когда они появляются в храме, я говорю: «Ну, как живете-то?» - «Батюшка, я счастлива!» - «А ты как?» - «Батюшка, какой подарок!». Я говорю: «И сейчас, спустя уже несколько лет, так считаете?» - «Батюшка, мы все больше и больше начинаем понимать и любить друг друга». А смотрите, как их трясло, как их корежило. Слова бессильны были, молитва сработала и совет потерпеть, не рубить с плеча.

    Итак, опять молитва, опять Божья сила, чтобы меньше было потерь, чтобы меньше было разрухи в жизни людей, не только молодых, но и сединой окрашенных, ибо седина в бороду, а кто-то в ребро. Аминь.

    22.11.09, о. Алексий Гомонов, храм Успения Пресвятой Богородицы в Путинках www.club-pif.ru
    Максим Тихонов
    Член клуба
     
    Сообщения: 864
    Зарегистрирован: 22 июл 2009, 00:43

    Вернуться в Проповеди

    Кто сейчас на конференции

    Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1